X
Қаз | Рус | Eng
8 (727) 393 25 70
050008, г. Алматы, ул. Ауэзова, д. 48, 5 этаж, офис 5/2, 5/46
8 (727) 393 25 70
050008, г. Алматы, ул. Ауэзова, д. 48, 5 этаж, офис 5/2, 5/46
 

Ержан КОНУРБАЕВ: Фонд страхования туристов или легализованная олигополия?

Интервью о проблемах и пер­спективах страхования туриста с Ержаном КОНУРБАЕВЫМ, заме­стителем председателя АО «Фонд гарантирования страховых выплат»

 - Национальный Банк пред­лагает отказаться от страхо­вания гражданско-правовой ответственности туроператоров и начать страховать непосред­ственно туриста. На Ваш взгляд, правильно ли переносить акцент страхования на туриста?

- Чтобы ответить на этот вопрос, надо понимать, с какой целью это делается. Изначально при страхо­вании гражданско-правовой ответ­ственности туроператоров предпо­лагалось, что туроператоры будут страховать собственные профессио­нальные риски. Но при этом будет работать принятая во всем мире практика исключения из страхования противоправных действий, в том числе и мошенничества. Так вот, мошенничество априори – не страхуемый риск. Однако, как показали недавние события, именно мошен­ничество стало наиболее частым явлением на туристическом рынке, несущим в себе разрушительный потенциал. После чего стал поднима­ться вопрос о компенсации ущерба не выехавшим туристам.

Перенос акцента страхования с гражданско-правовой ответствен­ности туроператора на туриста оправдан, если меняется цель страхования, когда, например, в фокусе страхования оказываются присущие конкретному человеку вероятные и непреднамеренные риски: болезни, несчастные случаи, потери имущества и др.

Сейчас вновь предлагают стра­ховать туриста от невыезда, но уже за счет самого туриста.

Хотя, повторюсь, изначально цель страхования заключалась в том, чтобы защитить потребителя от некачественных услуг туристических компаний, а сейчас-то речь идет об индивидуальном страховании тури­ста - о покрытии его личных рисков!

Национальный Банк намерен создать гибридный продукт, куда помимо рисков, персонально привязанных к туристу, например внезапной смерти родственника, из-за которой пришлось отложить или прервать тур, дополнительно войдут риск неполучения туристом визы, риск не прохождения паспорт­ного контроля на границе и др.

Спрашивается, как туроператор связан с тем, что туристу не дали визу или не выпустили из страны? Да никак! Эти случаи вообще не дол­жны страховаться, так как в их основе лежит право иностранного государства отказать в визе или же халатность человека по оплате штрафов или налогов, из-за кото­рой его остановят пограничники.

Ключевой и наиболее затратный для туриста риск невыезда по причине неправомерных действий оператора связан исключительно с работой тур­оператора. Если наша цель - защита туриста от некачественной работы туроператора, мы никуда не уйдем от привязки страхования к туроперато­рам, у которого должен быть страхо­вой интерес - работать максимально эффективно, чтобы иметь «малус» по тарифу страхования.

В текущем моменте у оператора есть прямой страховой интерес. Если туроператор работает некачественно, он генерирует для страховой компа­нии убытки и страховщик наказывает его повышенным тарифом. Именно такую ситуацию мы сейчас наблю­даем на рынке страхования граж­данско-правовой ответственности туроператоров, когда для туропе­раторов установлены тарифы по верхней границе коридора. Поэтому у туроператора есть интерес к недо­пущению страхового события.

Если страховать будут туриста, то какой будет у туроператора интерес по недопущению страхового собы­тия? Никакого, потому что страхуют не его риски. Получается, что на ту­роператора формально возлагается обязанность страхователя и система страхования уже неэффективна.

- Если говорить об индиви­дуальных туристических рисках человека, то можно ли их систе­матизировать и создать базовый продукт с минимальным набо­ром рисков?

- Скорей всего, это сделать про­блематично, поскольку риски - разноплановые и смешанные. Эти риски несут в себе элементы страхо­вания жизни, финансовых и меди­цинских рисков. К сожалению, у нас нет опыта проведения сложного ан­деррайтинга для массового продук­та с разноплановым риском. Для нас андеррайтинг такого продукта будет непонятным. Хотя в добровольных видах страхования такие риски про­считываются, однако добровольные продукты не являются массовыми, в которых риски тиражируются на широкие слои населения.

С переносом акцента страхования с гражданско-правовой ответственности на туриста риск невыезда для туриста остается открытым, зато стоимость путевки вырастет на величину страховки.

Я вообще сомневаюсь, что можно сделать единый продукт для страхования туриста. Коробочный продукт предполагает стандартный риск, а у выезжающих туристов риски разные: кто-то едет греться у моря, кто-то любит экстрим, а здо­ровье, возраст, физическая актив­ность у всех также неодинаковые.

Не спорю, международный опыт по развитию тревел иншуранс есть, но он касается добровольных ви­дов или же вмененного страхова­ния. Некие зачатки андеррайтинга в новом законопроекте о страхова­нии туризма есть, но чтобы выстро­ить четкий и полный андеррайтинг в рамках обязательного страхова­ния туриста, необходимо время.

Если появятся дополнительные условия, которые увеличат риски страховщиков, например, в за­конодательный перечень рисков будет включен дефолт туроперато­ра, то оставшиеся компании сдадут лицензии.

- Как в таком случае рассчи­тать тарифы?

- Уже сейчас можно уверенно говорить, что тарифы будут неаде­кватны рискам. В предложениях

Национального Банка за основу взяты тарифы добровольного ме­дицинского страхования, и в них не учтен целый ряд рисков, при­сущих выезжающим за границу туристам. Хотя на самом деле выез­жающие туристы не защищены только в одном случае - от дей­ствий туроператора, все остальные риски закрывает добровольное страхование.

Еще одна важная вещь состоит в том, что, по сути, мы заставим тури­стов страховать свои риски, а по Гражданскому Кодексу Республики Казахстан это делать запрещено, так как нельзя обязать гражданина стра­ховать свою жизнь или здоровье. Тот факт, что страхователем выступит туроператор - формальность.

- Можно ли приблизительно оценить стоимость страхования туриста?

С переносом акцента страхо­вания с гражданско-правовой ответ­ственности на туриста риск невыезда для туриста остается открытым, зато стоимость путевки вырастет на вели­чину страховки. Продукт изначально получается недешевым и несоци­альным. Речь идет о страховании финансовых рисков, которые стоят от 3 до 5 % от стоимости путевки. Пусть турист сам решает, надо ли ему страховаться или же нет.

В мировой практике тревел иншуранс бывает двух видов. Первый связан с гарантиями туристических компаний и обеспечивается систе­мой взаимного страхования. Вто­рой страхует потерю багажа сверх лимитов, которые устанавливает перевозчик; потерю личных вещей и др. как некоего имущественного КАСКО для туристов.

Я глубоко сомневаюсь, что страхование туриста станет в итоге социальным. Законопроект предла­гает рассчитывать размер страховой премии по договору обязательного страхования туриста на ежеднев­ной основе и в долларах США - по курсу Национального Банка.

Для одной из страховых про­грамм установлен лимит в 100 ты­сяч долларов. Кому из массовых туристов, а именно на эту катего­рию выезжающих, как я понимаю, и нацелено туристическое страхо­вание, понадобится столь дорогое покрытие? У нас даже программы с

покрытием в 30 тысяч евро не поль­зуются спросом и их покупают лишь по необходимости - для выезда в Шенген. Самые ходовые страховые суммы - 5-10 тысяч евро. Клиент всегда считает свои деньги.

- Иными словами, страховка для туриста дешевой не будет?

- Как вообще может быть де­шевым отпуск за границей, если не считать, конечно, Иссык-Куль? Пу­тевка, перелет, карманные расходы обходятся туристу «в копеечку». Разницы нет, идет ли речь о мас­совом отдыхе в Турции (Таиланде) или индивидуальными турами в страны Бенилюкс. Затраты в любом случае превышают полторы тысячи долларов на человека. Семья из нескольких человек - уже миллион. Получается, что выездной туризм - далеко не социальный и не бюд­жетный вид отдыха, а стиль жизни зажиточных казахстанцев.

С экономической точки зрения страховка для туриста не сможет стоить 500 или 1000 тенге. Из тех ри­сков, которые предлагает страховать Национальный Банк, выходит, что средняя стоимость полиса обойдется в 75 долларов.

Взаимное страхование покрывает значительные убытки, а функция саморегулируемой организации дает рынку полномочия самоконтроля и саморегулирования.

Страхование туристов не станет социальным видом. Вообще говорить о социальном страховании выездного туризма неправильно. Если у семьи из нескольких человек есть бюджет на отдых порядка 2-3 миллионов тенге, не нужно спорить за социальное страхование.

- Пойдет ли на удорожание поездки наш турист?

- Туристу дополнительные затраты ни к чему. Ему проще, дешевле и надежней выехать само­стоятельно, без посредничества туркомпании. Чем это обернется для нашего туристического секто­ра? Тем, что у мелких операторов не останется клиентов. А крупные операторы представляют интересы иностранного бизнеса.

- К чему же мы в итоге при­ходим?

- В концепции законопроекта по сути заложены профессиональ­ные риски туристического рынка. Во всем мире их страхуют Обще­ства взаимного страховании (ОВС). Дело в том, что ответственность по гражданско-правовой ответствен­ности надо доказать в суде. Пойди обоснуй, что ты случайно ошибся и твой турист застрял в чужом аэро­порту, тогда страховщик покроет твои убытки. Все остальное покры­вает взаимное страхование.

Нам также надо отталкиваться от системы взаимного страхова­ния. Фонд «Туристик Камкор» должен стать базой для взаимного страхования, для чего следует рас­ширить его полномочия. Не беда, что взносы в Фонд вырастут, это - болезненное, но необходимое лекарство: сейчас туркомпании теряют репутацию из-за мошен­ников в своей среде. Необходимо отстроить систему гарантирования по примеру той, которая есть в страховании, ядром которой яв­ляется Фонд гарантирования стра­ховых выплат.

- Хватит ли Фонду средств на решение всех проблем?

Если управлять Фондом грамотно, деньги останутся еще и на развитие. Возможно, какую-то часть разрешат возвращать туро­ператорам или учитывать в счет будущих взносов либо направлять на развитие внутреннего туризма.

- Что сейчас гарантирует фонд «Туристик Камкор»?

- Откровенно говоря, ничего из того, на что рассчитывал тури­стический рынок. Компании начали платить в Фонд за каждого выезжаю­щего туриста. Однако не понятна экономика Фонда. По данным самих туристических компаний в среднем в год выезжает на отдых порядка одно­го миллиона туристов. Если платить в Фонд за каждого туриста 500 тен­ге, в год набегает круглая сумма в полмиллиарда тенге. Фонд покры­вает исключительно риски не возвра­та на родину. Даже если людей вме­сто Министерства по чрезвычайным ситуациям станет возвращать «Ту­ристик Камкор», затраченные на это суммы будут незначительными. Борт стоит порядка 100 тысяч долларов. Пусть потребуется несколько бортов. В распоряжении Фонда остаются существенные суммы. Зачем Фонду столько «лежащих» денег? Фонд закрывает своими средствами лишь 3 % проблем, связанных с банкро­тством туроператора. Проблема не выехавших туристов остается нере­шенной даже с созданием Фонда. Следовательно, надо менять условия его деятельности.

- Если наделить фонд «Тури­стик Камкор» обязанностью воз­мещения убытков не выехавшим  туристам, денег хватит?

- Безусловно. Но при этом следует изменить концепт самого Фонда и делать его саморегулиру­емой организацией. Необходимо нормальное саморегулирование ту­ристического рынка. Важно, чтобы участников - акционеров Фонда было как можно больше. И Фонд выступал бы неким входным биле­том для участников туристического рынка. Фактически сейчас Фонд ле­гализовал олигополию нескольких компаний. Причем - олигополию иностранных компаний. Крупные иностранные туроператоры поти­хоньку задвигают в тень менее капитализированные местные ком­пании. И декларируемые Президен­том страны задачи по расширению национального содержания, по формированию эффективных мест­ных компаний ни на одном рынке не работают. Не говоря уж о том, что концентрация увеличивает систем­ные риски туристической отрасли.

- Фонд «Туристик Камкор» обещает стать саморегулируе­мой организацией...

- Для саморегулирования в Фон­де должны быть акционерами не пять компаний, а гораздо боль­ше. Иначе на рынке выездного ту­ризма назреет конфликт интересов и риск того, что Фонд станет инстру­ментом конкурентных разборок.

Если все делать правильно, то выстраивается ступенчатая система саморегулирования. Первая сту­пень - сам Фонд. Вторая ступень - солидарность Фонда с туристиче­скими компаниями, когда Фонд должен гарантировать не страхуемые риски и в какой-то пропорции делиться с компаниями страхуе­мыми рисками. Третья ступень - перестрахование пуловой емкости, если речь идет о страховании крупного убытка.

Это - международная практика. Взаимное страхование покрывает значительные убытки, а функция саморегулируемой организации дает рынку полномочия самокон­троля и саморегулирования. Это и стандарты наилучшей профессио­нальной практики, и «флажки» для тех компаний, которые любят похулиганить, и меры наказания вплоть до отзыва лицензии или увеличения взносов в Фонд.

К сожалению, до этой работы у Министерства по инвестициям и развитию Республики Казахстан ни­когда не доходили руки, поэтому так важно дать туристическому рынку возможность самому отладить на­стройки. Главное возмущение тури­стического рынка связано с тем, что фондом «Туристик Камкор» владеют и, соответственно, управляют лишь пять компаний. Здесь как раз есть поле для деятельности Агентства по регулированию естественных моно­полий, потому что Фонд реально ущемляет права игроков, не входя­щих в учредители Фонда. По этой причине деятельность Фонда может быть непрозрачной.

- Министерство по инвести­циям и развитию дополнительно нагрузило туроператоров фи­нансовыми обязательствами в целях повышения их ответствен­ности перед Фондом. Какие здесь Вы видите риски?

Чтобы туристический бизнес работал как часы, нужно мониторить два ключевых параметра - вероятность и тяжесть его воз­можных убытков. Создав Фонд и другие финансовые инструменты для туристического рынка, Мини­стерство по инвестициям и разви­тию понизило вероятность насту­пления конкретного страхового события, когда туристы застрянут за рубежом по причине неплате­жеспособности или банкротства туроператора. Одновременно с этим Министерство повысило тяжесть ущер­ба от возможных будущих неправомерных действий туроператора.

Условно говоря, быть мелким мошенни­ком туроператору не получится. Брать приде­тся по-крупному, чтобы оправдать банков­скую гарантию, - взнос в Фонд 500 тенге за каждого туриста. Теперь входной билет на рынок выездного туризма вырос в разы.

- Как с этим бороться?

- Тяжесть убытков уменьшается с развити­ем конкуренции и сокращением концентрации игроков. Вероятность убытков минимизируется контролем и самоконтролем, которого сегодня на туристическом рынке нет.

- Почему же проблемы туристической отрасли не решаются системно?

- Мне кажется, что Министерству поста­вили задачу представить быстрое и готовое решение проблемы застрявших граждан. Когда происходит подобное событие, обще­ственность напрягается, СМИ жестко крити­куют Правительство, депутаты задают Прави­тельству жесткие вопросы.

Предложение страховщиков о создании полноценной и самодостаточной системы га­рантирования в туристической отрасли требует времени, поэтому Министерство по инвести­циям и развитию его не рассматривает.

Разговоры о модернизации страхования туристической деятельности ведутся почти три года, с момента, когда начали с шумом банкротиться крупные туроператоры. С тех пор каждый год Министерство предлагает новые решения. Если бы вопрос решался системно, давно бы пришли к правильной модели управления рисками. Принятие Министерством, на его взгляд, быстрых, а на самом деле неэффективных решений ведет к потере времени.

По-прежнему идет информационный взброс на страховые компании: мол, не хотят заключать договоры с туркомпаниями. Но почему страховщики должны быть виноваты в системных проблемах туристического рынка?

22.12.2016 год

Источник:  КАЗТАГ