X
Қаз | Рус | Eng
8 (727) 393 25 70
050008, г. Алматы, ул. Ауэзова, д. 48, 5 этаж, офис 5/2, 5/46
8 (727) 393 25 70
050008, г. Алматы, ул. Ауэзова, д. 48, 5 этаж, офис 5/2, 5/46
 

Тлек АЛЬЖАНОВ: Задача Фонда - взрастить потенциал

Уровень развития инфраструктуры страхового рынка, как лакмусовая бумага, даёт представле­ние о том, каково состояние страхового рынка в целом и каковы у него перспективы. В 2003 году старт развитию страховой инфра­структуры в Казахстане был дан после создания АО «Фонд гарантирования страховых выплат». О планах Акционерного общества рассказывает Тлек АЛЬЖАНОВ, председатель Совета директо­ров Фонда.

- Любой фонд гарантирования обычно выполняет узко­специализированную функцию. На Ваш взгляд, может ли Фонд гарантирования страховых выплат расширить мандат гарантирования и взять на себя дополнительные функции?

- На мой взгляд, Фонд должен иметь большой набор функ­ций. Его однозначно следует усиливать и делать его «Big data» - большим информационным центром с элементами саморегули­рования. Сюда автоматически должна войти Единая страховая база данных, и по той простой причине, что Фонд обслуживает моторные виды.

Хочу отметить, что моторные виды в страховании не должны ограничиваться только обязательным страхованием гражданско- правовой ответственности владельцев транспортных средств. Они гораздо шире, есть кстати ещё и добровольное страхование транс­портных средств - КАСКО, с большим набором продуктов. Но у нас КАСКО «буксует»! А из-за чего? Из-за отсутствия информации для потребителей. Да и продавать-то КАСКО грамотно не умеют. Я уве­рен, что продвижение КАСКО - это прямая функция Фонда.

В качестве информационного центра Фонд может взять на себя функцию разъяснения и популяризации моторных видов страхования. Он должен доносить до людей, что они живут в безопасной стране и что функция Фонда - обеспечение гарантии их ответственности. Ведь у Фонда есть дополнительная функция - выплачивать материальный ущерб пострадавшим в дорожно-транспортном происшествии в слу­чае, если виновный аварии скрылся с места происшествия.

Помимо моторных видов, есть и другие виды страхования, которые Фонд гарантирует. Прежде всего -страхование граж­данско-правовой ответственности туристических операторов и турагентов. И этот вид сейчас работает неполноценно, и его надо активизировать. Например должно быть реальное страхование туристов, а не только туристических компаний. Но это невозможно без изменения законодательства и рас­ширения роли Фонда.

Кроме того, давно обсуждаются проекты об обязательном страхова­нии сельскохозяйственных рисков и катастрофических рисков. Для них также планируется создание соб­ственных фондов гарантирования выплат. А я считаю расточитель­ным создание отдельных фондов по каждому виду обязательного страхования.

Дело, видимо, в том, что у нас катастрофически не хватает грамот­ных специалистов. Самая большая проблема на рынке в том, что до сих пор большинство специалистов не понимают сути страхования! Да потому, что его просто не препо­дают в нашей высшей школе. У нас очень мало страховщиков, которые имели бы международное образо­вание по специализации «страхова­ние». Значительная часть персонала страховых компаний - экономисты, юристы, бухгалтеры, технари.

Задача страховой компании - повышать требование к персоналу, чтобы у них была мотивация учиться дальше в западных вузах, отправ­лять учиться в Европу детей. К со­жалению, страхование еще не стало профессией, семейным делом, которое передается от отца к сыну. Хотя международный опыт показы­вает, что так должно быть. Такое от­ношение к страхованию происходит от того, что сегодня она - падчерица у банковского сектора, вспомогате­льная функция для банков. На са­мом деле не должно так быть.

- А как обстоят дела с квали­фицированным персоналом в Фонде?

- Когда несколько лет назад страховые компании взяли Фонд под свой контроль, Совет директоров поменял персонал и пригласил на работу специалистов-практиков - бывших сотрудников страхового надзора и страховых компаний, имеющих опыт работы не только в моторных видах страхования. Они занимались разработкой норматив­ной базы не только по ОС ГПО ВТС, но и другим видам страхования.

Конечно, им пришлось поме­нять собственное мировоззрение: если раньше они работали в регу­ляторе, то сегодня они работают в рынке. Их нынешняя задача - оце­нивать с позиций рынка принимае­мые регулятором решения, ана­лизировать, что нужно поменять в регулировании и как это сделать.

Инфраструктурная задача Фон­да - взрастить потенциал и компе­тенции специалистов, чтобы они продуктивно работали на рынок, на решение социальных вопросов. Поскольку общество нужно при­учать к мысли, что каждый сам должен решать проблемы через фи­нансовые инструменты, а не ждать пассивной помощи от государства, тем более в период, когда экономи­ка значительно ослабла. Это и есть главная задача страхового рынка.

Социальная помощь государства должна быть рассчитана на уязви­мые слои населения. Должна быть франшиза, то есть самостоятельное участие граждан в рисках, когда го­сударство участвует в поддержке до какого-то объёма, а дальше гражда­нин сам возмещает себе ущерб через механизм страхования. Нам пора уйти от уравниловки.

- На Ваш взгляд, внедрение прогрессивных технологий, на­пример электронного полиса, будет ли способствовать более ак­тивному продвижению массовых видов страхования и как изме­нится в этой связи роль Фонда?

- Электронный полис - совре­менная услуга, которая обязательно должна присутствовать на страхо­вом рынке. Она даст нам снижение аквизиционных расходов, то есть расходов на организацию страхо­вания. Высокие агентские расходы пойдут на повышение капитализации компаний. Это позволит и дальше развивать рынок, повышать качество услуг, потому что любая капитализа­ция означает обновление информа­ционных систем и технологий.

Электронный полис даст стра­ховым компаниям стимул для улучшения собственных автома­тизированных систем. Это, конеч­но, потребует от Фонда создание собственной Единой страховой базы данных. А пользу получит и надзорный орган, он будет видеть прозрачные объёмы выручки стра­ховых компаний.

- Каким же образом Фонд намерен реализовать проекты по Единой страховой базе данных, по информационному центру, по центру урегулирования убытков? Достаточно ли ресурсов?

- Фонд достаточно капитали­зирован для решения этих задач. Если в ближайшие три года не про­изойдёт ухудшения макроэкономи­ческой ситуации, Фонд останется самодостаточным.

Фонд, как мы уже говорили вна­чале, будет способен брать на себя дополнительные риски.

Здесь хочется отметить позицию Совета директоров, который до­бился прозрачности активов Фонда и сделал ставку на эффективность управления активами.

Три-четыре года назад, когда Фонд был не под управлением рынка, страховые компании не мо­гли подступиться к Фонду с иници­ативами. Мы не могли влиять на инвестиционную политику, на то, насколько выгодно инвестирую­тся активы: в то время активами управляло одно из подразделений Национального Банка. Так вот, в портфеле Фонда мы обнаружили государственные ценные бумаги с погашением в 2028 году и к тому же с мизерной доходностью! Эти бума­ги никому из инвесторов сейчас не нужны и продать мы их не можем.

Кроме того, Совет директоров переосмыслил будущее Фонда и уви­дел возможности для его развития. Это привело к тому, что более 70% акционеров сегодня уверены в пер­спективах Фонда, а значит, доверяют менеджменту Фонда.

- Сейчас много говорится, что управление отраслевыми рынками должно переходить на уровень саморегулирования. Каким образом должно выстра­иваться саморегулирование в страховании?

- Ответ на этот вопрос можно раз­делить на две части. В страховании есть добровольные и обязательные виды. Обязательные виды затраги­вают массовый сегмент потребителей и должны регулироваться государ­ством. Это даже не обсуждается.

Что касается добровольных видов, то они имеют в основе собственное решение потребителя получить страховую услугу и могут регулироваться через механизм саморегулируемых организаций, когда участники рынка объединятся в некую ассоциацию, в Фонд гаран­тирования и будут решать вопросы стратегии развития, оперативной деятельности самостоятельно.

Саморегулирование эффектив­но тем, что государство через над­зорный орган решает свои задачи по регулированию рынка и неко­торые оперативные вопросы оно просто не видит. Их невозможно видеть, потому что всегда специ­алисты, работающие на рынке, будут эффективней специалистов, работающих в регуляторе.

- На Ваш взгляд, сколько долж­но быть на рынке СРО - одна или несколько?

Саморегулируемых организа­ций должно быть столько, сколь­ко «потянет» рынок. Если завтра несколько компаний объединятся в страховой пул, то это тоже будет структура с элементами саморе­гулирования. Саморегулирование предполагает децентрализацию власти. Чем выше уровень раз­вития рынка, тем выше уровень децентрализации.